Вячеслав (cheslavkon) wrote,
Вячеслав
cheslavkon

Categories:

Ленивым можно родиться, но не стать

   Мне случилось уродиться почти трудоголиком, я не понимаю, что такое лень. хотя, конечно же иногда устаю и мне хочется ничего не делать. Только не получается это "ничего не делать". Вокруг меня всегда были люди. которые были в отношении к труду похожими на меня.
Впрочем, в настоящее время по соседству со мной живёт человек. проработавший всю жизнь переводчиком в разных странах Европы, и теперь он просто панически боится физического труда. а потому практически ничего не делает. Правда, для поддержания здоровья он ежедневно часа полтора ездит по шоссе на велосипеде, а ещё любит что-то мастерить, но не большое.

 Велосипед и увлечение мелким трудом отнимает у него часа 4 в день, спит он мало - часов 6, в остальное время не делает ничего.
Ещё я близко был знаком с человеком. который после 8-часового рабочего дня ложился на диван и... ДУМАЛ. О чём? Как бы сделать что-то такое. Какое? Ну, такое...
Что влияет на наше отношение к труду? Генетика? Воспитание?
Не знаю, мы же от обезьян произошли, говорят, а те целыми днями по джунглям шастают в поисках еды.

 Можно ли, преодолев себя, научиться быть ленивым?

Хочешь жить — умей лениться: колумнист Esquire Дуайт Гарнер рассуждает о вреде амбиций и пользе лени


Литературный критик The New York Times и постоянный колумнист Esquire Дуайт Гарнер призывает отказаться от чрезмерных амбиций и отдаться лени. Для этого нужно лишь вооружиться правильной книгой и начать день с коктейля.

Несколько лет назад бывший исполнительный директор Yahoo Марисса Майер дала интервью Bloomberg Businessweek и заодно установила новый уровень для всех представителей американской хастл-культуры (hustle culture — социальное явление среди миллениалов, которое выражается в экстремальном трудоголизме. — Esquire). Работать по 130 часов в неделю не так сложно, как кажется, утверждает Майер: «Если правильно распланировать свое время вплоть до продолжительности сна, походов в душ и в туалет, то это вполне реально». Эта фраза дает хорошее представление об автобиографической книге Майер под названием «Уставший, грязный и не справляющий нужду». Она стала бестселлером, и по ее мотивам снимают документальный сериал для Hulu.

Нет, я не придираюсь к Майер — мужчины и без того слишком часто критиковали женщин за стремление быть сильными и решительными. Однако ее высказывание прочно впечаталось в мою память и в следующий раз всплыло, когда я читал интервью другого известного трудоголика — главного редактора New York Magazine Адама Мосса, возглавлявшего журнал на протяжении последних 15 лет. В свое время он также работал по 130 часов в неделю, а потом решил, что хочет попробовать что-то новое.

— Мне вдруг стало интересно, — говорит Мосс, — какой будет моя жизнь, если я поубавлю свои амбиции. Эти слова задели струны моей души и многих моих знакомых. Мы все почувствовали одновременно и зависть, и понимание: да, желание поубавить амбиции нам тоже знакомо.

Насколько усиленно вы работаете? Я фанатичный читатель, писатель и журналист — карьерист, если уж откровенно, — и все это началось еще в подростковом возрасте. Я занимался только журналистикой, и ничего другого во всем мире я не хотел. По сути, я работаю семь дней в неделю и тружусь, даже когда этого не требуется. Я занимаюсь любимым делом и убеждаюсь в правоте Боба Дилана: «Жизнь мужчины удалась, если перед тем, как проснуться, и тем, как заснуть, он занимается тем, чем хочет». Но вот уже четвертый десяток лет я ношусь как угорелый, и такой образ жизни меня, признаться, беспокоит. Пару раз поймал себя на мысли, что проговариваю ироничные вирши Филипа Ларкина, которые он написал в письме к своей возлюбленной Монике Джонс: «Утро, день и ночь / Семь поганых дней в неделю/ Раб на проклятой работе просидеть не прочь, / Хоть с ней и справился бы любой начитанный бездельник. / И так продолжится до тех пор, пока я не сыграю в ящик. / Fuck It, Fuck It, Fuck It».

Конечно, я не отношусь к тем невротикам, которые, заходя в лифт, по миллиону раз тычут на кнопку «закрыть», но, кажется, трудоголизм и нетерпеливость прописаны в моей ДНК. Мой дед Арчи работал в полную смену в угольных шахтах округа Мэрион, штат Западная Вирджиния, а затем приходил домой, мылся, надевал рубашку с галстуком и приступал к работе в принадлежавшем ему бюро недвижимости. Мой отец, банковский служащий и юрист, всю жизнь работал по шесть-семь дней в неделю. Он трудился достаточно, чтобы перевезти семью из Западной Вирджинии на побережье Флориды — дышать свежим соленым воздухом. Я горжусь и отцом, и дедушкой. Но порой мне становится страшно, что меня ждет их участь. Я очень переживаю за свое здоровье, как физическое, так и психическое. Мне тяжело дается снимать стресс после работы — наверное, поэтому мне так необходимы особые вечерние ритуалы: парочка коктейлей, вкусный ужин и (иногда) зажженные свечи. Я чувствую, как кровь приливает к лицу под напором джина, и я мысленно провожу черту между рабочим днем и свободным временем. Говоря словами Чарльза Буковски, я совершаю маленькое вечернее самоубийство, поддаваясь алкоголю. Иногда мне кажется, что я слышу, как алкоголь шепчет мне: «Давай забудем человека, которым ты становишься днем, и будем надеяться, что завтра вместо него будет кто-то лучше».

Если верить огромному количеству недавних социологических исследований, то поколение миллениалов (людей, родившихся с 1981 по 1996 год, как говорят демографы) почти на 100% состоит из несчастных двуногих, подрывающих свое здоровье в погоне за карьерой, что один журналист охарактеризовал «гламуром изматывающего труда».

Для людей, родившихся в эпоху нестабильного трудового рынка и драконовских цен за обучение, успех на работе кажется более важным, чем дружба и доброта. Мне жалко этих людей, лучше бы они руководствовались изречением Джон Уотерса (американский кинорежиссер, актер и писатель. — Esquire) о том, что реальный достаток проявляется в том, чтобы тебя не окружали придурки.

Сейчас, представляя себе менее амбициозную жизнь по завету Адама Мосса, мне на ум приходят два моих друга, Элли и Уилл (на самом деле их зовут по другому). Счастливее людей я в жизни не встречал, и меня нисколько не удивляет, что с такой жизненной философией им никогда не приходилось болеть из-за стресса и переработок. Их нельзя отнести к тем безмятежным душам, для которых, по меткому замечанию критика Сеймура Крима, «не нашлось дела, которое пришлось бы по фигуре их бунтарскому духу». Элли и Уилл всегда искали смысл жизни за пределами работы и нашли его в дружбе. Элли так долго и тщательно искала то дело, что пришлось бы ей по душе, что когда она наконец его нашла (она стала мастером-краснодеревщиком), это было похоже на божественное откровение — настолько работа ей подходит и настолько она в ней хороша. Элли и Уилл довольны своей жизнью и позволяют ей идти своим чередом, скорее как Гекльберри Финн, нежели Том Сойер. Они — настоящие знатоки жизни, и я невероятно благодарен за то, что они у меня есть.

Зачастую, когда мне хочется побыть одному, я обращаюсь за вдохновением к маленькой книжке, опубликованной в 2005 году. Ее написал замечательный британский автор по имени Том Ходжкинсон. Она называется «Как научиться бездельничать». Настоятельно рекомендую к ознакомлению. Миллениалы, подарите ее друг другу на Новый год. (Ходжкинсон, с тебя 10% твоих гонораров!) В предисловии к книге Ходжкинсон высказывает свою теорию о необходимости «восстановить традицию, существовавшую в философии, литературе и поэзии, — о том, что в безделье нет ничего плохого и, более того, оно жизненно необходимо для здоровой и полноценной жизни. Откуда берутся наши идеи? Когда мы мечтаем? Когда мы счастливы? Уж точно не в моменты, когда мы сидим, уставившись в компьютер, и со страхом думаем о том, как начальник оценит нашу работу. Фантазия начинает работать в наше свободное время, когда мы находимся наедине с самими собой и занимаемся тем, чем хотим».

«Как научиться бездельничать» приглашает нас насладиться бездельем: спать и отходить от похмелья (и научиться получать от этого удовольствие), подолгу обедать, дремать, рыбачить, курить, гулять, пить, заниматься сексом, разговаривать и все в таком духе. Книга заново знакомит нас с самыми знаменитыми и выдающимися людьми, которые были теми еще лентяями, среди них, в частности, Джон Леннон, автор таких песен, как «Я только делаю, что сплю», «Как я устал» и «Наблюдая вращение колес». Как-то раз он и Йоко Оно целую неделю не вылезали из кровати — ради мира во всем мире.

Другим бездельником был Уолт Уитман, писавший: «До чего же я люблю лодырей! Ни один человек не может сравниться с настоящим прирожденным лодырем, постоянным в своей лени. Когда я говорю «лодырь», я имею в виду лодыря; не обычного человека, который ленится от случая к случаю — например, отпахал сегодня свои 12−14 часов, а завтра позволит себе отдохнуть и побездельничать. Нет уж, таких полумер я не потерплю. Мне подавай невозмутимого, спокойного и постоянного в своих потребностях сына праздности. Он принадлежит к тому древнему и почетному братству, которое я славлю и ставлю над всеми остальными, будь то богачи, денди или политические авторитеты».

Этим утром я решил продолжить заочную дискуссию с достопочтенными Уитменом и Ходжкинсоном с дневной порции коктейля и того, что так и не отправил эту колонку в Esquire. Я был уверен, что они поймут. Но мой редактор сказал дописать ее, пусть даже мне придется работать над ней уставшим, грязным и не справляя нужду.
- - - - - -- -- - - - - -
Текст: Дуйат Гарнер (Dwight Garner)
Перевод: Дарья Куприянова

Источник
Tags: психология, труд, человек
Subscribe
promo cheslavkon february 6, 2009 23:08 3
Buy for 20 tokens
Цена за сутки составляет 20 жетонов.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments