Вячеслав (cheslavkon) wrote,
Вячеслав
cheslavkon

Спиртонос



   Я расскажу сейчас, какие нравы царили в нашей отрасли когда-то, какие люди в то время работали у нас, чего стоило данное ими слово, чем оборачивалось взятое на себя обязательство. Всё это, в той, или иной мере есть в этой короткой, но поучительной истории – смешной и грустной одновременно.

Наш инженерно-геологический отряд базировался  на одной из речек, впадающей в реку побольше, а та уже впадала в Амур. Близилось 1 Мая, праздник - по тем временам - весёлый и всенародный, это только большое начальство видело в нём политику, а простые люди праздновали приход весны, приход тепла, на нашу холодную Российскую землю. Мы выехали на участок ещё по снегу, готовились к началу полевых работ, и ждали одного: вскрытия рек. К празднику должен был прилететь начальник отряда Володя Неешпапа, который обещал привезти нам ящик водки и коробку «Шампанского». Наступило 24 апреля, Володи всё не было, а тут – конец недели, мы приуныли. Утром двадцать пятого кому-то из рабочих пришла, как ему показалось, очень умная мысль:

«Соберём деньги, отправим одного за спиртным в посёлок, речки ещё не вскрылись, а значит, он успеет до праздника туда-сюда смотаться. Кто пойдёт? Да, на пальцах кинем, кто проиграет, тот и пойдёт».

И я поддался этим безумным бредням, как же, все поддержали Колю Г., а ведь они битые были, ох, какие – битые. Надо сказать, что в ту пору в геологии в тех краях рабочими работали мужики, «оттянувшие по четвертаку», т.е. отсидевшие в лагерях по 25 лет, но по разным причинам на Востоке страны и оставшиеся.

По каким это – «по разным»? Одна, в основном, причина была у всех: после 25 лет отсидки уже некуда, да и не к кому было ехать. А люди они были – закалённые, сильные духом, и очень молчаливые.

Как договорились, кинули «на пальцах», выпало идти дяде Саше, угрюмому мужику лет пятидесяти. Он только и сказал:

- Соберите деньги, остальное я приготовлю, утром пораньше уйду.

Собрали, посчитали, на рюкзак спирта хватит. Отдали ему, дядя Саша в палатке готовился ко сну перед дорожкой.

Утром, когда мы ещё спали, он ушёл.

В последующие дни мы занимались обустройством лагеря, топографы начали работать на участке, в общем, всё, как всегда.

Утром 28-го прилетел Неешпапа, привёз топокарты, продукты, и спиртное – ящик водки и «Шампанское». Пробыл он у нас недолго, минут 30, потом улетел.

Ящики занесли ко мне в палатку, никто и не думал выпить «граммулечку» до праздника, я только услышал тихое ворчание: «Зря, выходит, дядю Сашу-то отправили».

А с дядей Сашей случилось следующее:

дойдя до широкой реки, он увидел, что она уже вскрылась. Он призадумался. Но из этого состояния его вывел звук мотора лодки, идущей вверх по реке. Дядя Саша стал стрелять из ружья, лодка повернула к нему. Нанаец, хозяин лодки только и спросил:

- Туда?

- Туда, туда! – ответил дядя Саша, показывая на Северо-запад, где сплошной стеной стоял прибрежный лес.

Рыбак отвёз, и продолжил свой путь вверх по реке, а дядя Саша пошёл себе дальше.

«Посёлок должен быть где-то рядом, дойду, покурю» - думал он.

Но через двести метров – снова вода. Он оказался на острове. Возможности переправиться не было никакой, с коробкой спичек, пачкой «Беломора», двумя банками тушёнки, и с совершенно бесполезным в тех условиях ружьём, он просидел на этом острове 4 суток. Дядя Саша понимал, что рыбак-нанаец на лодке будет идти вниз, домой, но когда? Он разложил большущий костёр, но не поджигал его, ждал лодку.

В это время в лесу ничего съестного не найдёшь, кроме остатков прошлогодних ягод, а ещё можно найти яйца диких птиц, но пришлось бы уйти от приготовленного костра. Так он и сидел там.

Второго мая Дядя Саша уже рядышком с островом увидел лодку, а в ней того рыбака, он закричал, потом схватил ружьё, начал стрелять. На костёр уже времени не было. Нанаец причалил, дядя Саша снова его попросил перевезти, нанаец показал рукой на Юго-восток:

- Туда?

- Нет, туда, - сказал дядя Саша, на берег, на левый.

Он договорился с рыбаком, что тот его подождёт, а потом отвезёт обратно, но уже не на остров, а на берег. Тот за две бутылки согласился.

Дядя Саша сходил в посёлок, купил спирт, нанаец его перевёз на правый берег реки, и он пошёл по тропе в лагерь, к нам. Как и должен был. Да и куда там денешься?

В коробке из двенадцати оставалось только две бутылки «Шампанского», спирт был весь выпит, было 4 мая, настроение у всех – ни к чёрту. Пропавший дядя Саша был тому плохому настроению причиной.

- Неси эти две бутылки-то, допьём. Когда на базу будешь сообщать о случившемся?

Вот когда эти слова произносились, мы и услышали выстрел в той стороне, куда ушёл дядя Саша. А через пару минут появился и сам он. Поставил у стола рюкзак, достал из него бутылку спирта, налил половину кружки, выпил, не закусывая, и ушёл в палатку.

Он спал двое суток, а проснулся уже с новой, приклеившейся к нему кличкой –

«Санька – спиртонос».


Tags: Дальний Восток, люди, судьбы
Subscribe
promo cheslavkon february 6, 2009 23:08 3
Buy for 20 tokens
Цена за сутки составляет 20 жетонов.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments